Получение дополнительного профессионального образования педагогом: право или обязанность?

Получение дополнительного профессионального образования педагогом.

Согласно ст. 47 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» (далее – Закон «Об образовании») педагогические работники обязаны осуществлять свою деятельность на высоком профессиональном уровне, обеспечивать в полном объеме реализацию преподаваемых учебных предметов. Для этого им предоставлено право на дополнительное профессиональное образование по профилю педагогической деятельности не реже чем один раз в три года (п. 2 ч. 5 ст. 47 Закона «Об образовании»).

Сразу же хотелось бы обратить внимание читателя на некое противоречие законодательства о дополнительном профессиональном образовании. С одной стороны, из вышеприведенной формулировки закона следует, что прохождение дополнительного профессионального образования (далее – ДПО) является правом педагога, а не его обязанность. С другой стороны, педагогические работники обязаны систематически повышать свой профессиональный уровень (п. 7 ч. 1 ст. 48 Закона «Об образовании»), в том числе путем получения дополнительного профессионального образования.

Таким образом, каждый педагог раз в три года или даже чаще должен проходить очередное обучение, чтобы соответствовать требуемой квалификации .

В настоящей статье рассмотрим вопрос о том, является ли обязательным для педагога прохождение ДПО, рассмотрим и связанные с данным процессом сложности реализации и противоречия законодательства. Кроме того, в статье будут затронуты вопросы нелегитимного получения документов о прохождении переподготовки.

Итак, думаю, является бесспорным, что повышение квалификации для педагога является положительным фактором в его профессиональной дея-тельности. В ходе прохождения ДПО педагогу, как минимум, доведут (напомнят) о новых тенденциях в образовательной среде, новых требованиях чиновников органов исполнительной власти , сам обучающийся педагог сможет задать наболевшие вопросы и получить на них ответы от незаинтересованного и компетентного лица. Повышение квалификации педагога – это обновление его теоретических знаний и практических и умений, совершенствование его навыков, которое реализуется в рамках дополнительного профессионального образования.

Как определено Законом об образовании (ст. 76), дополнительное профессиональное образование – это профессиональное образование, осуществляемое посредством реализации дополнительных профессиональных программ (программ повышения квалификации и программ профессиональной переподготовки). Обучение по дополнительным профессиональным программам осуществляется как единовременно и непрерывно, так и поэтапно (дискретно), в том числе посредством освоения отдельных учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), прохождения практики, применения сетевых форм. При этом уровень образования не меняется.

В соответствии с пунктом 12 Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по дополнительным профессиональным программам минимально допустимый срок освоения программ повышения квалификации не может быть менее 16 часов, а срок освоения программ профессиональной переподготовки для выполнения нового вида профессиональной деятельности, приобретение новой квалификации – менее 250 часов.

Сложности возникают в процессе применения положений законодательства о ДПО. Поясним некоторые из них более подробно.

Во-первых, необходима ли каждому педагогу такого рода переподготовка? Полагаю, что она не помешает каждому. Но вот является ли она обязательной, без прохождения которой педагогом быть просто нельзя?

Во-вторых, как быть педагогу, если работодатель не направляет его на переподготовку в установленные законом сроки? Какие негативные последствия влечет такая ситуация для педагога и для самого учебного заведения?

Начнем с того, что обязанность по созданию условий и организация дополнительного профессионального образования педагогических работников отнесены к компетенции образовательной организации (п.5 ч. 3 ст. 28 Закона «Об образовании»). Содержится подобное требование и в Трудовом кодексе РФ, где сказано, что работодатель обязан проводить профессиональное обучение или дополнительное профессиональное образование работников, если это является условием выполнения работниками определенных видов деятельности (ч. 4 ст. 196 ТК РФ).

В совместном письме Минобрнауки России и профсоюза работников народного образования РФ № 08-415 / 124 от 23 марта 2015 года содержится следующее разъяснение:

К созданию условий для дополнительного профессионального образования педагогов (как было указано выше, эта функция возложена на образовательную организацию) относится урегулирование не только организационных, но и финансовых вопросов, непосредственно связанных с ДПО работников, в том числе:

  • предоставление гарантий и компенсаций, установленных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором;
  • направление работника на обучение за счет бюджетных ассигнований либо оплата обучения работника за счет средств организации.

В соответствии со статьей 196 Трудового кодекса РФ именно работодателю (вузу) предоставлено право определять необходимость ДПО работников для собственных нужд. Формы подготовки и ДПО работников, перечень необходимых профессий и специальностей определяются работодателем с учетом мнения представительного органа работников.

В соответствии с частью 2 статьи 99 Закона «Об образовании» обеспечение дополнительного профессионального образования педагогических работников государственных (муниципальных) образовательных организаций осуществляется посредством доведения необходимых средств до соответствующих организаций в структуре нормативных затрат на оказание государственных (муниципальных) услуг в сфере образования.

Согласно ч. 14 и 15 ст. 76 Закона «Об образовании» освоение дополнительных профессиональных образовательных программ завершается итоговой аттестацией. Лицам, успешно освоившим соответствующую дополнительную профессиональную программу и прошедшим итоговую аттестацию, выдаются удостоверение о повышении квалификации и (или) диплом о профессиональной переподготовке.

Таким образом, стажировка педагога на производстве, в военные структуры, в учреждения органов власти, посещение им отдельных разовых семинаров, «круглых столов», конференций не означает прохождения педагогом повышения квалификации, поскольку в названных организациях не имеется лицензий на ведение образовательной деятельности . Соответственно, сертификаты об участии в них или приказы о направлении на стажировку не могут засчитываться в качестве документов о повышении квалификации.

Перечень документов, предъявляемых при заключении трудового договора, установлен статьей 65 Трудового кодекса РФ, и ни в ней, ни в иных нормативных правовых актах РФ не содержится требование предоставлять документы о повышении квалификации при приеме его на работу. Более того, законодательно запрещено требовать от лица, поступающего на работу, документы помимо предусмотренных Трудовым кодексом, иными федеральными законами, указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ.

Часть 1 статьи 46 Закона «Об образовании » устанавливает общие требования, предъявляемые к лицам, поступающим на работу, связанную с осуществлением педагогической деятельности. Право на занятие педагогической деятельностью имеют лица, имеющие среднее профессиональное или высшее образование и отвечающие квалификационным требованиям, указанным в квалификационных справочниках, и (или) профессиональным стандартам.

Советуем:  Понятие квартальной премии и способы ее начисления

Что касается педагогических работников вузов, то здесь имеются две особенности. Во-первых, замещение должностей профессорско-преподавательского состава вузов осуществляется по конкурсу (ч. 2 ст. 332 Трудового кодекса РФ, пп. «г» п. 10 ст. 11 Положения о порядке прохождения военной службы ). Во-вторых, Квалификационные характеристики к их должностям утверждены приказом Минздравсоцразвития РФ от 11.01.2011 № 1н . Согласно данного документа Квалификационная характеристика каждой должности имеет три раздела:

  • 1 – Раздел «Должностные обязанности»;
  • 2 –Раздел «Должен знать»;
  • 3 – Раздел «Требования к квалификации».

Именно в третьем разделе (Требования к квалификации) приведены условия, необходимые для выполнения должностных обязанностей педаго-гом, в т.ч. относительно уровня его образования, стажа работы и прохождения им соответствующей переподготовки.

При анализе автором вышеуказанного документа установлено, что ни к одной из должностей профессорско-преподавательского состава вуза не предъявляются именно требования об обязательной переподготовке, про-хождении дополнительного профессионального образования . Определяю-щими является наличие высшего образования, ученой степени, ученого звания и стажа работы.

Более, того в соответствии с пунктом 11 вышеупомянутых Квалифика-ционных характеристик лица, не имеющие специальной подготовки или стажа работы, установленных в разделе «Требования к квалификации», но обладающие достаточным практическим опытом и выполняющие качественно и в полном объеме возложенные на них должностные обязанности, по рекомендации аттестационной комиссии назначаются на соответствующие должности так же, как и лица, имеющие специальную подготовку и стаж работы.

Таким образом, прохождение или не прохождение дополнительного профессионального образования не влияет на замещение должностей про-фессорско-преподавательского состава в вузе. Тем более, что переподготовка должна проводиться уже после начала работы на педагогических должностях в вузе, а не до трудоустройства на оные. Дополнительное профессиональное образование требуется педагогу не сразу, не в момент поступления его на работу, а через три года работы.

Совсем не так давно Конституционный Суд РФ косвенно подтвердил указанную позицию, указав в своем постановлении, что установленные ч. 1 ст. 46 Закона «Об образовании» требования (в т.ч. о наличии соответствующего образования) должны применяться при решении вопроса о приеме на работу, а не при решении вопроса о соответствии занимаемой должности. В обоснование такого вывода Конституционный Суд РФ указал, что именно на этапе приема на работу оцениваются деловые качества гражданина, его способность выполнять работу по определенной профессии, должности, в том числе наличие профессионального образования .

В дальнейшем же, как было указано выше, не сам педагог должен выискивать время и место переподготовки, а вуз должен принять меры к направлению педагога на повышение квалификации, на ДПО. Сам педагог имеет на это право, но реализации данного права возложена на образовательную организацию (п. 5 ч. 3 ст. 28 Закона «Об образовании»).

Как указано в уже приводимом письме Минобрнауки России и профсоюза работников народного образования РФ от 23 марта 2015 г.№ 08-415 / 124, в случае если право работника на подготовку и ДПО не реализуется из-за отказа со стороны работодателя выполнить свои обязательства, работник имеет право обратиться в органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров (комиссия по трудовым спорам, суд) либо в федеральную инспекцию труда за восстановлением нарушенного права на ДПО.

Поэтому при аттестации педагогических работников следует учитывать, что неполучение ими ДПО не может служить основанием для отказа в установлении педагогическим работникам квалификационной категории либо для признания их не соответствующими занимаемой должности.

Учитывая изложенное, следует прийти к выводу об отсутствии какой-либо ответственности педагога, который проработал в вузе более трех лет, но не получил дополнительного профессионального образования. Складывается довольно странная ситуация: существует норма закона об обязательности ДПО, имеются педагоги, на которых данная норма распространяется, но которые не выполнили содержащиеся в ней требования, однако никаких санкций к ним применяться не должно. Исключением является ситуация, когда работодатель направляет педагога для прохождения ДПО, а тот сам от обучения отказывается – в этом случае педагог совершает дисциплинарный проступок и может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

В иных случаях вины педагогов не усматривается. Ведь не они сами должны убегать с работы и проходить переобучение в свое личное время, а работодатель (вуз) должен направить их на ДПО; не педагог должен оплачивать стоимость обучения и связанные с обучением командировочные расходы, а работодатель. Поэтому и санкции за не направление на ДПО должны применяться не к педагогам, а к вузу.

И действительно, согласно письма Рособрнадзора от 09.11.2017 № 05-500 при проверках учебных заведений в обязательном порядке проверяются в т.ч. документы, подтверждающие наличие у педагогических работников профессионального образования, соответствующей квалификации (документы об образовании, о наличии дополнительного профессионального образования). При выявлении в ходе проведения проверки нарушений уполномоченные органы принимают меры для привлечения организации и ее должностного лица к административной ответственности (например, по ч. 2 ст. 19.20 Кодекса об административных правонарушениях РФ «Осуществление деятельности, не связанной с извлечением прибыли, с нарушением требований и условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией), если такое разрешение (лицензия) обязательно (обязательна)» ).

Санкции по данной статье: для должностных лиц вуза – штраф от 15 до 25 тысяч рублей, для самого учебного заведения – штраф в размере от 100 до 150 тысяч руб-лей.

Естественно, что возможны ситуации, когда скоро грядет проверка, аккредитация, лицензирование, а кто-то из лиц профессорско-преподавательского состава вуза, проработав в вузе более трех лет, так и не получил дополнительное профессиональное образование и соответственно не имеет документов о получении такого образования. Как правило, причины здесь могут быть самые разнообразные (высокая занятость педагога и плотный график работы), но самая распространенная – не выделение денежных средств вузу для оплаты услуг по ДПО. В таких случаях администрация вуза может настойчиво рекомендовать своим педагогам самостоятельно получить дополнительное профессиональное образование. Как ни странно, но чиновников вуза вряд ли смутит, если в документе о повышении квалификации будет указано, что ДПО педагог получал в то же самое время, когда сам проводил занятия в вузе. Главное, как говорится, результат.

Но опять-таки возвращаясь к уже приводимому здесь совместному письму Минобрнауки и профсоюзного органа № 08-415/124, то в нем есть и такие слова: «Работодатель не вправе обязывать работников осуществлять ДПО за счет их собственных средств, в том числе такие условия не могут быть включены в соответствующие договоры». Более того, любой работодатель не вправе заставлять работника тратить свои деньги на что бы то ни было, в том числе и на свое образование.

Советуем:  Компенсация при получении травмы

Педагог, конечно, может самостоятельно по своей инициативе получать любое образование и тратить на это свои деньги (ч. 1 ст. 43 Конституции России). Но вот рассчитывать на то, что работодатель потом возвратит эти деньги – практически бессмысленно. Подтверждением тому является Определение Верховного Суда РФ от 06.02.2017 № 60-КГ16-11 , где рассмотрен спор о возмещении как раз такого рода расходов работнику, и суд постановил ему в этом отказать.

Однако если существует спрос на документы о прохождении ДПО, то наверняка найдутся и желающие такие документы продать. Автор намеренно говорит о продаже документов об обучении, а не об их законном получении, имея в виду, что фактически обучение не проводится, человек просто платит деньги и получает желаемые «корочки». В этом случае у участников такой противоправной сделки усматриваются признаки следующих преступлений (в зависимости от конкретных обстоятельств):

  • ч. 1 ст. 292 УК РФ – Служебный подлог;
  • ст. 324 УК РФ – Незаконное приобретение или сбыт официальных документов;
  • ч. 3 ст. 327 УК РФ – Использование заведомо подложного документа.

Автор согласен с позицией А.Федина о том, что лица, использующие подложные дипломы (или документы об образовании), подлежат уголовной ответственности по ч. 3 ст. 327 УК РФ. В подобной ситуации преступник извлекает полезные (удостоверительные) свойства документа путем его представления уполномоченным лицам. А эти лица, в свою очередь, введенные в заблуждение содержанием зафиксированной в документе информации, могут предоставить предъявившему его лицу какие-либо права или освободить его от обязанностей, даже если сам по себе документ этих прав и обязанностей не предоставляет [Федин, 2008. С. 59].

Поэтому хотелось бы предостеречь и педагогов, и должностных лиц системы дополнительного образования об опасности такого рода действий. Даже если владелец фиктивного документа о ДПО не будет осужден, то сам факт его использования и представления в вуз уже является основанием для наказания в дисциплинарном порядке или увольнения педагога .

Повторюсь, реально документы о ДПО нужны больше вузу, чем самому педагогу. Если педагог на высоком методическом уровне проводит занятия, является доктором наук, профессором, сам изучает и работает в сфере дополнительного образования, то от 16 часов нахождения на ДПО его квалификация существенно не изменится, не станет лучше. Если у педагога есть время для подготовки к и занятиям и желание самосовершенствоваться, то уровень его квалификации будет еще выше.

Однако норма закона о дополнительном профессиональном образовании раз в три года относится ко всем педагогическим работникам, что, по мнению автора, уже само по себе не совсем верно. Ведь многие из них и без ДПО замечательно и на высоком уровне выполняют свои должностные обязанности. Полагаю довольно глупой ситуацию, когда педагог 2 года и 11 месяцев на высоком методическом уровне проводит занятия и соответствует всем критериям, а вот через пару месяцев (после трех лет преподавания без ДПО) – уже не соответствует.

Кроме того, изучая нормативную базу о повышении квалификации профессорско-преподавательским составом вузов, автор отмечает, что большая ее часть сосредоточена в Трудовом кодексе РФ или в рекомендательных письмах профсоюзных организаций, однако указанные правовые акты не могут регламентировать деятельность педагогов из числа военнослужащих . Тем более не рациональна комментируемая норма «Об образовании», учитывая, что и гражданский педагог может работать не по трудовому, а по совместительству или по гражданско-правовому договору или. В этом случае у работодателя не будет обязанности за свой счет обеспечивать их ДПО. Поэтому с такими педагогическими работниками не заключаются договора о дополни-тельном профессиональном образовании, как то предусмотрено в статье 197 ТК РФ.

Подытоживая, хотелось бы, во-первых, предложить законодателю формулировки ст. 28 и 47 Закона «Об образовании» в части более детальной регламентации в них дополнительного профессионального образования. Из дословного толкования Закона следует, что ДПО – это право, а не обязанность, однако за нарушение этого права педагога могут быть санкции, причем как к нему самому, так и к вузу, причем без волеизъявления такого педагога. Полагаю, что если всех участников учебного процесса устраивает педагог без ДПО, то и санкций быть не должно.

Также, по мнению автора, не следует огульно обязывать получать до-полнительное профессиональное образование всех педагогов без какой-либо дифференциации. Необходимо посылать на переподготовку только тех, кто реально в ней нуждается, кому она будет полезна.

Здесь уместно воспроизвести слова знаменитого советского педагога В.А.Сухомлинского:

«Важнейшее условие духовного роста педагога – это, прежде всего, время – свободное время учителя. Пора понять, что чем меньше у учителя свободного времени, чем больше он загружен всевозможными планами, отчетами, заседаниями, тем больше опустошается его духовный мир, тем скорее наступит та фаза его жизни, когда учителю уже нечего будет отдавать воспитанникам…»

Во-вторых, от государственных учебных заведений надзорные органы не должны требовать документов о переподготовке педагогов этих вузов, если само же государство ранее не финансировало такого рода расходы. Соответственно, не должно быть и привлечения к административной ответственности должностных лиц вузов и сам вуз за невыполнение указанной обязанности.

В-третьих, автор хотел бы пригласить всех желающих к беседе по под-нятой в настоящей статье проблематике.

Автор: Глухов Евгений Александрович, кандидат юридических наук, полковник юстиции, заместитель начальника кафедры уголовного процесса и криминалистики Санкт-Петербургского военного института войск национальной гвардии.

Библиографический список:

Сухомлинский В.А. Разговор с молодым директором // Народное образование. 1965. № 10. С. 11.
Федин А.Н. Некоторые особенности квалификации преступления, предусмотренного частью 3 статьи 327 УК РФ // Уголовное право. 2008. № 3. С. 58-60.